RSS  Страница ВК  Страница на Fb   Виджет Я Мобильный вариант 12+

 
 
 

 

К 80-летию Иосифа Бродского. Интеллектуалы России и Германии начали перекличку в эти дни...

Кабинет Иосифа Бродского
Своё любимое стихотворение поэта в его юбилей опубликовала в нашей общей ленте в FB пианистка Софья Гюльбадамова, которая ежегодно приезжает в Муром из германского Любека. А далее я увидела, как наша владимирская коллега Элла Рогожанская, а ныне  неутомимая путешественница по миру, живущая в Эрлангене, вспоминает свою питерскую экскурсию и два великих имени в поэтическом мире Вселенной. Перепост. Не забывайте, что наш портал уже давно не называется "информационно-развлекательным", он уже 10 лет - "информационно-познавательный". 
ТИДа, автор блога
 
Элла РОГОЖАНСКАЯ
Не только юбилейное

«ДВУХ ГОЛОСОВ ПЕРЕКЛИЧКА»
 
Летом прошлого года мне опять посчастливилось побывать в Фонтанном Доме. Первое посещение (три года назад) произвело на меня столь сильное впечатление, что небольшую экспозицию в комнате напротив входа посмотрела поверхностно. Но уже после поездки, «начитывая» об увиденном, осознала, насколько интересна эта экспозиция.
 
Это - «Американский кабинет Иосифа Бродского». Экспозиция появилась в музее Анны Ахматовой в 2005 году. Она основана на вещах, которые передала вдова поэта Мария Соццани-Бродская из небольшого городка Саут-Хедли. В 2015 году экспозиция приобрела еще бОльший документальный вес: прибыл еще один груз из Нью-Йорка: предметы обстановки, книги, фотографии из последней квартиры Иосифа Бродского в Бруклине, где поэт жил и преподавал с начала 1980-х. Именно в этом кабинете Иосиф Бродский написал свое знаменитое эссе «Полторы комнаты», вспоминая о доме, о городе, о родителях.
 
Почему кабинет Бродского нашел «приют» именно в музее Анны Ахматовой?.. Двух поэтов связывала крепкая духовная нить. «…Во многом именно ей я обязан лучшими своими человеческими качествами», - писал Бродский. Ему был 21 год, когда их с Ахматовой познакомили. Это была, пожалуй, самая удивительная и искренняя дружба, которую только знала русская поэзия. При этом стихи друг друга их совершенно не интересовали. Не было соперничества, споров двух поколений, вечного «лучше и хуже». Но было что-то другое, о чем Бродский позже скажет так: «Это долго и это сложно. Об этом надо либо километрами, либо совсем ничего». В одном из ранних стихотворений (1962) Бродский так напишет об Ахматовой, что у меня щемит сердце, когда читаю эти строчки:
 
Вы поднимете прекрасное лицо -
громкий смех, как поминальное словцо,
звук неясный на нагревшемся мосту -
на мгновенье взбудоражит пустоту.
Я не видел, не увижу Ваших слез,
не услышу я шуршания колес,
уносящих Вас к заливу, к деревам,
по отечеству без памятника Вам.
В теплой комнате, как помнится, без книг,
без поклонников, но также не для них,
опирая на ладонь свою висок,
Вы напишете о нас наискосок.
 
Летом 1962 года Ахматова написала «Последнюю розу», эпиграфом к этим стихам взяв из посвященного ей стихотворения Бродского «Закричат и захлопочут петухи» (под ее рукой строчки, как правило, ползли вверх). Ахматова поставила под эпиграфом инициалы И.Б. Их автор, Бродский, тогда был почти совсем неизвестен публике, читатели искали эти строчки у Ивана Бунина… После журнальной публикации эпиграф исчез более чем на четверть века. Как стало известно позднее, из-за политического скандала с Бродским. Даже эти два факта подтвержают правомерность идеи «прописать» в доме Ахматовой кабинет Бродского.
х х х
Собственно - о кабинете. Здесь есть редкие фотографии, подлинные предметы интерьера, пишущая машинка поэта. Кабинет – своего рода модель сознания поэта, отображающая его образ жизни. В экспозиции - банка из-под «Кока-колы», служившая корзиной для мусора, игрушечные солдатики, настольные часы в виде самолета, подтверждающие увлечение Бродского авиацией, меню из любимого китайского ресторана, бюст Пушкина, когда-то стоявший в ленинградском доме поэта… Из ленинградского дома?.. А это здесь зачем? Дело в том, что в американском кабинете соединены два слоя времени: конец 1980-х, когда Бродский в Америке пишет свое эссе «Полторы комнаты», и середина 1960-х, о которых идет речь в этом эссе. Это напоминает о том, как поэт страдал по родине, мечтал сюда вернуться. «Я верю, что я вернусь. Поэты всегда возвращаются во плоти или на бумаге. Я хочу верить и в то, и в другое. Люди вышли из того возраста, когда прав сильный. Для этого на свете слишком много слабых. Единственная правота – доброта…»
 
Многие подлинные документы вызвали у меня чувство сопереживания, сострадания к судьбе поэта, которого принудили расстаться с Родиной. Вот письмо отца с просьбой разрешить ему поездку в Америку к сыну. На протяжении двенадцати лет Бродский посылал своим родителям приглашения на поездку в Америку, и все эти годы они получали в ответ на заявления бумагу с грифом «нецелесообразно». Они умерли, не узнав, что их сын стал лауреатом Нобелевской премии. «Я вижу их лица, его и ее, с большой ясностью, во всем разнообразии выражений, но также фрагментарно: моменты, мгновения…».
х х х
На этой ноте завершаю свой рассказ о комнате Бродского в доме Ахматовой. Остальное - на снимках. К слову: эту экспозицию можно сейчас посетить виртуально. Фонтанный дом онлайн – позитивная новость, пользуйтесь.
 
ПОСТСКРИМТУМ
Я внесла свои «пять копеек» в акцию Фонтанного дома и выставила запись, где читаю его стихотворение. Первый мой опыт публичного явления в ФБ. Простите, если что не так.
О книге, по которой читала. Этот сборник «НАЗИДАНИЕ» в форме блокнота для записей, на простой газетной бумаге, выпущен петербургском издательством «Смарт» в 1990-м году. В небольшом предисловии обозначены все основные этапы его жизненного пути. Уже без купюр в том месте, почему он очутился в Америке и по какой причине не смог вернуться. Он, мечтавший о том, что «на Васильевский остров я приду умирать».

Я прочитала предисловие. И вдруг пронзило: этот Поэт ведь - мой современник и, мало того, почти ровесник. Как мало знала о нем, когда он жил в нашей стране. Как подло и цинично его заставили расстаться с родиной. Как рано он ушел из жизни. И как неизмеримо много сделал для литературы России... Многие поэты писали еще при жизни на тему «я памятник себе воздвиг». Бродский предрек свою судьбу еще в 22-летнем возрасте:
Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию – спиной.
К любви своей потерянной – лицом.
И грудь – велосипедным колесом.
А ягодицы – к морю полуправд.
Какой ни окружай меня ландшафт,
Чего бы не пришлось мне извинять,-
Я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила,
Меня туда усталость вознесла.
Ты, Муза, не вини меня за то,
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
Пускай в самоуправстве обвинят,
Пускай меня разрушат, расчленят,-
В стране большой, на радость детворе
Из гипсового бюста во дворе
Сквозь белые незрячие глаза
Струей воды ударю в небеса.
 
Открытый микрофон к юбилею Бродского: Youtube.com/watch?v=7P_KRnx1twc&feature=emb_logo
 
Реклама Б1
Муромский справочник 

Виком Печати на Московской
в срок от 1 часа, а также:
штампы, пломбы, значки, магниты,
визитки, квитанции, бланки...
ул. Московская, 111, 1 эт., т.40066
vicom.murom.ru

Архив новостей:

 
Пнд Втр Срд Чтв Птн Сбт Вск
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
Реклама от Google
Сейчас на сайте 1 пользователь и 278 гостей.

Пользователи на сайте

  • ТИДА