MUROM.ru
Проект обновления парка
 
RSS  Страница ВК  Страница на Fb   Виджет Я          12+

 
 
 

 

Преподобный Илия Муромец

(к 800-летию со дня преставления)
[Опубликовано: Журнал Московской Патриархии № 8, 1988 г. стр.70-73]

Восемь веков назад в Киево-Печерской обители почил преподобный старец Илия, память которого Православная Церковь празднует в самом начале года, 1 января н.с. В народе этот святой и до сей поры более известен как великий русский богатырь Илия Муромец. Он стал насельником монастыря уже в глубокой старости, увенчанный славой любимого народом героя и победителя супостатов. Сам он славы никогда и нигде не искал: ни на бранном поле, ни тем более в стенах монастыря. Его монашеские подвиги скрыты от нас, но, несомненно, были они великие, если мощи его через много лет обнаружились нетленными и Православная Церковь причислила его к лику святых.
 
Московский священник Иоанн Лукьянов в своем "Путешествии в Святую Землю" (XVII в.) пишет: "Поидохом в Антониеву пещеру (в Киево - Печерском монастыре. - Авт.) и ту ... видехом храброго воина Илию Муромца в нетлении под покровом златым, ростом яко нынешних крупных людей, рука у него левая пробита копием, язва вся знать, а правая рука изображена (изображала. - Авт.) крестное знамение" (12, с.861). Это был не сказочный великан, но очень крупный и сильный человек. Глубоко символично, что левая его рука свидетельствует о служении воина, а правая - о молитвенном подвиге монахе.
 
Любимый герой русского эпоса и в своей тревожной жизни воина обладал не только могучей силой телесной, но и великой силой духовной. Во всех сказаниях о нем мы находим свидетельства об его истинно христианской смирении и кротости, величавом спокойствии и мире душевном. Много столетий из уст в уста, от деда к внуку переходили сказы о русских богатырях, особенно о самом чтимом из них, Илие Муромце, и самый тщательный анализ убеждает нас, что образ его во всех былинах и их вариантах остается неизменным. Главные свойства духовного облика Илии, делающие его столь отличным от других богатырей, любовно сохранены народом.
 
Надо сказать, что в русских былинах каждый богатырь имеет свой живой образ, свое лицо, со своими, только ему присущими достоинствами, но и все недостатки отмечаются с прямодушной простотой. И все это пронесено через столетия. Здесь каждый характер дышит правдой. Добр и прямодушен, но скор на расправу и не щадит врага Добрыня Никитич. Дерзок, смел и ловок, но чаще побеждает хитростью Алеша Попович. Отличается горделивой осанкой и буйным духом Дунай Иванович. Щеголь и волокита богатырь Чурила Пленкович. И среди этого живого многообразия самых сильных и славных людей Древней Руси возвышается образ кроткого богатыря Илии Муромца.
 
Древнерусский эпос, исторические народные песни, былины - необыкновенно ценный исторический документ. "Древнерусская литература, - говорит Д.С. Лихачев, - не знала вымышленных героев или сюжетов. В древних повестях всегда действовали исторические лица, описывались исторические события. Даже если автор вносил в свое повествование чудесное, фантастическое, то это не был сознательный вымысел, потому что сам писатель и его читатели верили в правдивость написанного" (11, с.210). Древность и неподдельность русских былин ни в ком не вызывает сомнений. Последующие времена наложили на них свой отпечаток, но он легко обнаруживается и снимается. Так, здесь встречаются анахронизмы - татары вместо печенегов или половцев, перенос события, случившегося при Владимире Мономахе, - во времена святого Владимира равноапостольного и т.д. Но характеры, дух и основа жизни Руси первых двух веков христианства переданы средствами народной поэзии и сохранены удивительно точно. Подтверждением тому мы имеем и в наших летописях. В былинах нам предстает наша древняя история, отраженная в зеркале народной души. Это отражение необыкновенно образно, наполнено многочисленными символами, но несет в себе живой дух бытия наших предков (13, с.82).
 
По мнению подлинного знатока русской народной поэзии К.С. Аксакова, "в сонме богатырей, в подвигах их видится и выражается сам народ. Велик и разнообразен почтенный сонм витязей, собравшихся вокруг великого князя Киевского Владимира, все они выражают многие стороны русского духа. Но могущественнее их всех избранник народа русского Илия Муромец. Скопил он страшные силы, встал и понес их, но не на обиду и разорение другим, не на праздное пролитие крови, но на защиту добра и на поражение зла, на мир и тишину" (4, с.50).
 

 * * *

 
Преподобный Илия, как известно, родился в селе Карачарове, под древним русским городом Муромом (2, с.104). Название этого села сохранилось и поныне. Любовно сохранено народной памятью и имя отца Илии крестьянина Ивана Тимофеевича. Другие богатыри в основном витязи знатного рода, Добрыня Никитич даже родственник князя Владимира, по летописям - его дядя, по былинам - племянник. Илия Муромец - единственный крестьянин по происхождению серди русских богатырей. И именно ему дана самая большая сила - и духовная, и телесная.
 
Необыкновенно важный и многое объясняющий в его жизни факт, что от рождения он был немощен, даже ходить не мог до тридцати лет. И, видимо, в эти тридцать лет воспитались в нем великое терпение и смирение, великая кротость, если Божиим Промыслом ему было определено стать в то тревожное время во главе защитников границ Руси от многочисленных врагов, во главе ставших легендарными, но существовавших реально русских богатырей. Их молодости, силе и мощи постоянно волнующейся, бушующей страстями, готовой вспыхнуть ссорой, нужен был именно такой, пользующийся непререкаемым авторитетом, по своей превосходящей всех силе духовной всех объединяющий и примиряющий предводитель. "Под славным городом под Киевом ... стояла застава богатырская. На заставе атаман был Илия Муромец, податаманье был Добрыня Никитич, есаул - поповский сын Алеша" (2, с.123). Эти слова запечатлел в своей известной картине Васнецов.
 
Избранность Илии Муромца явлена нам очевидна. Сила дается ему чудом, через святых старцев. Они приходят к нему в дом, где он привычно безмолвствует один, и со властью говорят: "Поди и принеси нам напиться". Пытаясь по ослушанию исполнить приказ старцев, он получает помощь свыше и встает. Здесь очень важен момент испытания веры Илии. По вере вашей да будет вам (Мф. 9, 29). Господь ничего не творит насильственно. Требовались свободные устремления воли человека, его решимость, чтобы все остальное получить даром, по благодати. Будущий великий богатырь оказался достоин своей избранности. Поистине великую веру надо было иметь, чтобы после тридцати лет неподвижности, по требованию "калик перехожих" попытаться встать.
 
Илия встает и приносит им целое ведро воды. "Выпей сам", - говорят они. Он выпивает. "Что ты в себе слышишь?" - "Слышу в себе силу, дерево с корнем вырву из земли" - "Принеси еще ведро". Илия приносит. "Выпей и это ведро", - говорят ему старцы. - "Что в себе слышишь теперь?" - "Если бы кольцо ввернуть в землю, - отвечает Илья, - я бы повернул землю". - "Это много, - говорят ему. - Принеси третье ведро". Илья приносит третье ведро. "Выпей", - говорят старцы. Илия выпил, и силы у него стало меньше. "Будет с тебя и этого", - говорят старцы и уходят (2, с.36; 104).
 
Почему поставлены приделы силе богатырской? Есть и на это ответ в древнерусских былинах: образ богатыря-громады необъятной силой Святогора, которого уже и земля не держит, который и сам этой силе не рад и лежит неподвижно. Глубоко печален образ этой "силы чисто внешней, материальной, ненужной и бесполезной и даже и тому. Кто ею обладает. Эта сила уже без воли. Здесь сила приближается к стихии, как сила воды, ветра... И еще более выигрывает богатырь Илия Муромец, величайшая человеческая сила, соединенная с силой духа" (4, с.133).
Получив силу чудом, уже в зрелом возрасте, Илия не мог ею возгордиться, он пронес ее через всю свою жизнь как драгоценный дар, принадлежащий не ему, а всему народу русскому, которому он бессменно и бескорыстно, в скорбях и лишениях, до глубокой старости служил, став на многие годы образом его духовной и материальной силы.
 
Его христианское воспитание видно уже в том, как он собирается на богатырские подвиги. Он творит земной поклон перед отцом и матерью, просит у них великого благословения. По всему видно, что отец и мать тоже понимают высокое назначение своего сына. Люди уже старые, они тем не менее беспрекословно отпускают Илию, дают ему великое благословение и завет не проливать крови христианской. И во всех подвигах богатыря мы видит, что он никогда на вступает в битву из удальства или в пылу гнева. Дарованную ему от Бога силу он употребляет только на защиту своего Отечества или восстановление справедливости.
 
Илия отправляется в стольный град Киев к великому князю Владимиру. Сколь тревожным было то время, можно судить уже по тому, что прямой дорогой в Киев ехать никто не решался. Встретив на этом пути разбойников, Илия драться и ссориться с ними не стал. Взял свой тугой лук и пустил стрелу "в сыр - кряковистый дуб", отчего дуб изломался "в черенья ножевые". Он показал им свою силу, и они с поклоном пропустили его.
 
Соловей - Разбойник, которого затем полонил Илия, по мнению исследователей, олицетворяет собой языческую силу, от которой по своему христианскому назначению призван богатырь очищать Русскую землю (1, с. 185). Во многих песнях говорится, что копье Илии с крестом.
 
Даже перед битвой с угрожавшим взять Киев языческим, скорее всего половецким, Калином - царем Илия долго уговаривает его уйти добровольно, не проливая зря крови. И здесь, и в каждом деянии русского святого богатыря видны его спокойный, тихий нрав, христианское долготерпение и милосердие (1, с.132).

 * * *

Во многих русских былинах богатырские подвиги берут начало за пиршественным столом великого князя Владимира. И Илия, прибыв в Киев, попадает на этот пир. Князь предлагал каждому прибывшему на пир богатырю садиться, где он сам хочет, а не по сословному признаку. Богатырь молится Спасову образу, кланяется князю с княгиней и на все четыре стороны, то есть воздает всем также равную честь (1, с.187).
 
Как равного встречают здесь крестьянского сына Илию Муромца, и воздают ему честь не по сословию, а по делам, когда выясняется, что он очистил "прямоезжую дорогу" на Киев, и зовут его на свой веселый, во всех былинах и в летописях отмеченный какой-то постоянной праздничностью княжеский пир. В этом видны еще и остатки язычества, но только во внешней форме, внутренние весь этот пир и мир уже проникли христианством, стоит на христианской основе, и собравшиеся вокруг богатыря - не только удалые добрые молодцы, любившие повеселиться, но и защитники веры христианской, защитники земли Русской от врагов.
 
 "Эти пиры, эта жизнь имеет и всерусское значение: видим здесь собранную всю Русскую землю, собранную в единое целое христианскою верою, около великого князя Владимира, просветителя земли Русской. Радость, проникнувшая жизнь после возрождения Христовым учением, является как праздник, как постоянный братский пир" (4, с.94-95).
 
Здесь интересно отметить, что народная память как бы слила воедино двух великих князей - святого равноапостольного Владимира и Владимира Мономаха. И это произошло не столько по сходству деяний этих двух поистине великих князей, отдавших свою жизнь делу укрепления, объединения и просвещения Руси, явивших всему народу истинно христианский образ жизни и образ правления государством.
 
Богатырь Илия Муромец приезжает к князю Владимиру Мономаху (1053-1125) (не к равноапостольному Владимиру, как изображается в былинах). Это видно хотя бы из того, что христианство уже распространилось на Руси по всем городам и весям глубоко вросло в народную душу и даже в быт, что, конечно, не могла сразу осуществиться при святом Владимире. Сам Илия явно христианин не второго и даже не третьего поколения. За столом уже сидит Владыка Черниговский, и в Ростове Великом стоит собор, где давно служит отец сидящего здесь Алеши Поповича. Как известно, христианство в Ростове - Суздальской землях привилось далеко не сразу, встретило мощный отпор язычества.
 
Так как домонашеская жизнь преподобного Илии Муромца будет тесно связана с деяниями и временем Владимира Мономаха, скажем о нем несколько подробнее. Благородный образ этого великого князя, христианский строй души видны в его известном "Поучении". Здесь все - неподдельная искренность и любовь.
 
"Дети мои или иной кто, слушая сию грамотку, не посмейтесь над нею, но примите ее в сердце свое и не ленитесь, но усердно трудитесь... Везде, куда вы пойдете и где остановитесь, напойте и накормите просящего... Всего же более не забывайте и подавайте сироте, и вдовицу рассудите сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его. Мы, люди, грешны, и если кто нам зло сотворит, то хотим его проглотить, кровь его пролить скорее. Если же вам придется крест целовать, то, проверив сердце свое, целуйте только на том, что можете выполнить, а целовав, соблюдайте свое слово, ибо, нарушив клятву, погубите душу свою... Больного навестите, покойника проводите... не пропустите человека, не приветив его, и доброе слово ему молвите" (11, с.388).
 
Илия Муромец, обращаясь к Владимиру Мономаху, называет его "ласковый князь". В этих словах дышит искренняя любовь без подобострастия (1, с.188). Мономах, подобно своему великому предку, собирает вокруг себя на благо Отечества всех самых мужественных и славных людей Руси. И они сами едут к нему, зная, что здесь найдется достойное применение их силам.
 
К этому мудрому и благородному князю на помощь Божиим Промыслом был послан русский богатырь, крестьянский сын Илия Муромец.
Усилиями самых мужественных и храбрых людей того времени - русских богатырей, атаманом которых был святой Илия Муромец, борьба с половцами была перенесена в глубь степей. Летописи сообщают о том, что, как дружины Владимира Мономаха загнали силы хана Отрока Шарукановича за "железные врата" на Кавказе, "пили золотым шеломом Дон, приемши землю их всю".
Русские богатыри доходили до Азовского моря, завоевывали половецкие города на Северном Донце, заставляли половцев откочевывать за Дон и за Волгу, в степи Северного Кавказа и Южного Урала. "Не рыцарей силы и меча, но труженика воина, ратая - ратника формировало общее дело - защита Родины... В борьбе за независимость Родины выковывалось и общенародное самосознание, запечатленное в понятиях своего времени: "Не в силе Бог, а в правде" (Ипатьевская летопись). Эта мудрость питала силу народного духа на протяжении многих веков (13, с.135).
 
Эта внешняя война не мешала внутреннему развитию Русского государства. Русский народ под защитой своих богатырей в мире и благоденствии строил монастыри и храмы, крепости и посады, пахал землю и растил детей, слагал величественные былины, отразившие спокойную мощь и достоинство уверенного в своей силе народа. В те времена он сложил и эти прекрасные поэтические строки:

    Высота ли, высота поднебесная,
    Глубота, глубота - океан-море,
    Широко раздолье по всей земли!

"В этих словах, - пишет К.С. Аксаков, - ставит себе размеры русский человек, - и какие размеры!" (4, с.139).
 
И столетия спустя народ вспоминал то время, как одно из самых праздничных и светлых в истории Руси. С любовной памятью хранил имена и деяния своих защитников - богатырей. Особенно большое значение приобрели сохраненные народной памятью подвиги богатырей в тяжелые годы монголо - татарского ига - "Память о победах прошлого становилась живым, реальным двигателем внутренней жизни народа. Патриотическое слово нравственно вооружало народ. Русской землей все более овладевала идея единения" (13, с.138).
 
Единое стояние избранных людей всего народа против общего врага (вспомним, что за столом у Владимира были представлены не только разные сословия, но и разные города: Ростов Великий, Галич, Рязань, Великий Новгород, Муром, Киев и др.) дало почувствовать себя славянским племенам единым народом, сделало единую христианскую основу государства незыблемой, создало то, что называют единым духом народа, то есть национальностью.
 
Этому-то благородному делу призван был служить и с честью служил преподобный Илия Муромец. И поэтому он останется навсегда в памяти народа русского. По былинам, он не имеет поражений. И, служа благу Отечества на поле брани до глубокой старости, всегда остается монахом - подвижником. Его нигде не называют "удалым". Спокойная, величавая мощь Илии где-то над удалью и суетой. Вокруг бушуют страсти, а он сохраняет внутренний мир, кротость, любовь к ближнему. Поистине могучая духовная сила его изумляет нас гораздо сильнее телесных подвигов.
Вот встречает он в поле Збут - королевича, родственника "того короля Задонского". Королевич пустился вскачь на старого богатыря, выстрелил ему в грудь из тугого лука, попал, но никак этим не навредил. А благодушный Илия богатыря, пустившего ему в грудь стрелу:
    "Не бьет палицей тяжкой,
    Не вымает из налушна тугой лук,
    Из колчана калену стрелу,
    Не стреляет он Збута Бориса-королевича".
Он только его "в белые руки" и бросил выше дерева "стоячева", потом подхватил его, положил на землю и стал спрашивать его "дядину-вотчину". Надо было высоко оценить это великодушие Илии, чтобы в таких подробностях донести рассказы о нем до нашего времени. Изумился благородству духа своего противника и Збут-королевич: "Кабы я у тебя на груди сидел, я спорол бы тебе, старому, белую грудь". И это было бы естественным поступком для любого витязя или рыцаря того лихого времени и на Западе, и на Востоке.
 
"Поезжай, - говорит Илия Муромец Збуту, - поезжай, Збут Борис - королевич, млад ты, ко своей сударыне - матушке. Кабы ты попал на наших русских богатырей, не отпустили бы они тебя живого от Киева> (1, с.190-191).

 * * *

Западный путешественник Лассота, посетивший Киев в XVI веке, описывая старокиевскую церковь святой Софии, говорит, что "там была гробница Илии Муромца, о котором рассказывают много басен. Гробница его ныне разрушена" (12, с.861). Видимо, поначалу Илия, как личность особо почитаемая согражданами, был похоронен в храме святой Софии. А позднее мощи его были перенесены в Антониеву пещеру Киево - Печерского монастыря. Здесь и поныне показывают дубовую колоду, которая, по преданию, была гробом святого русского богатыря Илии Муромца. Существовал древний образ преподобного Илии, репродукция с которого в середине XIX века была напечатана В.В. Стасовым в "Известиях русского археологического общества".
 

Высок и светел нравственный облик преподобного Илии, но и по-отечески близок сердцу каждого человека. Вот уже 800 лет рассказы о его благородных подвигах, христианском милосердии и всеобъемлющем добродушии являются неотъемлемым звеном в воспитании все новых и новых поколений. В рассказах о нем, так мудро и образно переданных в народных былинах, они получают первые уроки мужества и благородства, любви к своему Отечеству и народу. Похоже, что и ныне святой Илия бессменно несет свой подвиг:

    "Что ясный сокол в перелет летит,
    Как белый кречет перепархивает,
    Мчится на коне старый богатырь Илья Муромец".
Сколько чистой народной любви в этих словах. И, несомненно, эта любовь будет воспитывать и будущие поколения.

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. Изд. 2-е, доп. М., 1977.
2. Былины. М., 1986.
3. Ключевский В.О. Соч. В 8-ми т. М., 1956, т.1.
4. Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. М., 1981.
5. Максимович М.А. В каком веке жил Илья Муромец? Соч. в 3-х т. Киев, 1876, т.1.
6. Миллер О. Илья Муромец и богатырство киевское. СПб., 1869.
7. Известия русского археологического общества. 2-й вып.
8. Барсуков А. Источники русской агиографии. СПб., 1882.
9. Истории СССР с древнейших времен до наших дней. В 12-ти т. М., 1966, т.1.
10. Илья Муромец. Сер. "Литературные памятники". М-Л., 1958, № 22.
11. Былины. Русские народные сказки. Древнерусские повести. М., 1979.
12. Православная богословская энциклопедия. СПб., 1904, т.5.
13. Селезнев Ю. Златая цепь. М., 1985.

Муромский справочник

Виком Печати на Московской
в срок от 1 часа, а также:
штампы, пломбы, значки, магниты,
визитки, квитанции, бланки...
ул. Московская, 111, 1 эт., т.40066
vicom.murom.ru

 

Архив новостей:

 
Пнд Втр Срд Чтв Птн Сбт Вск
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
Реклама от Google
Сейчас на сайте 0 пользователей и 11 гостей.